Приговор по ч 2 ст 105 УК РФ - судебная практика в Москве по части 2 статьи 105 УК РФ

Приговор по части 2 статьи 105 УК РФ - судебная практика в Москве по ч 2 ст 105 УК РФ


П Р И Г О В О Р
именем Российской Федерации
город Москва 15 января 2018 года
Московский городской суд в составе:
председательствующего судьи Рыбака А. Е.,
при секретаре Федоровой С. В.,
с участием:
государственного обвинителя – прокурора отдела государственных обвинителей уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Баландиной Л. А.,
потерпевших ФИО1 и ФИО2,
подсудимого Жунусова Ч. А. и защитника – адвоката ФИО рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении:
Жунусова Ч. А., <ДАТА>, ранее не судимого,
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. п. «в, и» и ст. 161 ч. 1 УК РФ,
У С Т А Н О В И Л:
Жунусов Ч. А. совершил убийство, т. е. умышленное причинение смерти другому человеку, малолетнему, а также совершил кражу, то есть тайное хищение чужого имущества.
Преступления им совершены при следующих обстоятельствах:
Так, Жунусов Ч. А., <ДАТА>, в неустановленное время, в период с <ВРЕМЯ>до <ВРЕМЯ>, находясь в квартире по адресу: <АДРЕС>, на почве личных неприязненных отношений и действуя в рамках внезапно возникшего умысла на убийство малолетней <ФИО3>, <ДАТА>года рождения, приискал неустановленный нож, обладающий колюще-режущими свойствами, после чего проследовал в комнату, где находилась <ФИО3>, и пользуясь своим физическим превосходством, будучи вооруженным ножом, и осознавая, что перед ним находится малолетний ребенок, который в силу своего возраста и физического развития не сможет защитить себя и оказать активного сопротивления, нанес этим ножом удары <ФИО3>, лежавшей на диване, несмотря на ее попытки защитится и закрыться руками, после чего перенес ее в ванную комнату, где продолжил наносить ей множественные беспорядочные удары указанным ножом, а всего нанеся не менее 15 ударов в область лица, головы, туловища и конечностей.
В результате указных действий, Жунусов Ч. А. причинил малолетней <ФИО3> телесные повреждения различной степени тяжести, в том числе колото-резаную рану шеи с повреждением правой внутренней яремной вены, проникающую в правую плевральную полость; колото-резаную рану грудной клетки, проникающую в полость перикарда с повреждением сердца и в средостение с повреждением нижней полой вены; колото-резаную рану грудной клетки, проникающую в полость перикарда, в брюшную полость с повреждением диафрагмы и печени; колото-резаную рану грудной клетки, проникающую в левую плевральную полость с повреждением межреберных артерии и вены 5-го ребра, легкого; колото-резаную рану живота, проникающую в брюшную полость с повреждением поджелудочной железы; колото-резаную рану живота, проникающую в брюшную полость с повреждением желудка; колото-резаную рану живота, проникающую в брюшную полость с повреждением брыжейки подвздошной кишки и в забрюшинное пространство с повреждением правого мочеточника и правой общей подвздошной вены; колото-резаную рану спины, проникающую в забрюшинное пространство с повреждением правой почки, каждая в отдельности квалифицирущиеся как причинившие тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, в совокупности закономерно осложнившиеся массивной кровопотерей и состоящие в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти <ФИО3> на месте происшествия.
Он же, Жунусов Ч. А., <ДАТА>, в неустановленное время, находясь в период с <ВРЕМЯ>до <ВРЕМЯ>, в квартире по адресу: <АДРЕС>, после совершения им при описанных выше обстоятельствах убийства малолетней <ФИО3>, руководствуясь внезапно возникшим у него преступным умыслом, направленным на кражу, т. е. тайное хищение чужого имущества, с целью незаконного личного обогащения, т. е. из корыстных побуждений, тайно похитил в указанной квартире мобильный телефон «Самсунг Гелекси С3», стоимостью 8.000 руб., принадлежащий <ФИО3>, причинив тому своими действиями материальный ущерб на указанную сумму.
После чего, не позднее <ВРЕМЯ> <ДАТА>, Жунусов Ч. А. с места совершения преступлений скрылся и распорядился похищенным имуществом по своему усмотрению.

Подсудимый Жунусов Ч. А. в судебном заседании заявил о признании своей вины в совершении инкриминируемых ему органом предварительного расследования преступлений, за исключением наличия в его действиях хулиганского мотива при совершении убийства, а также принес извинения потерпевшим и заявил о своем раскаянии.
Из показаний Жунусова Ч. А., данных в судебном заседании и ранее данных в качестве подозреваемого и обвиняемого в ходе предварительного расследования уголовного дела с участием защитника, оглашенных судом на основании п. 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ (т. 4 л. д. 30-34, 35-38, 44-48, 74-79, 88-93, 106-109, 216-222 и т. 5 л. д. 108-110) следует, что ранее его анкетными данными были Асанов Б. А., <ДАТА> года рождения, которые он сменил в <ДАТА>, и как «Белек» <ДАТА> он познакомился с <ФИО4>, с которой затем стал поддерживать близкие отношения и совместно проживать по адресу: <АДРЕС>, где также проживали родственники <ФИО4> – малолетний сын <ФИО5>, мать <ФИО1> и малолетняя сестра <ФИО3> В конце <ДАТА> между ним и <ФИО4> стали возникать конфликты из-за того, что та стала уходить из дома на долгое время и не отвечала на его звонки, и он стал подозревать, что она встречается с другими мужчинами, в связи с чем он переехал из указанной квартиры, стал проживать у других своих знакомых. <ДАТА> он решил забрать свои вещи и для этого примерно в 06.00 час. приехал к дому, где проживала семья, дождался пока <ФИО4> и ее мать вышли из квартиры, после чего постучался в дверь, ему открыла <ФИО3>, которой он сообщил, что пришел за своими вещами, и она его впустила. Он в квартире искал свои вещи, но не нашел их, а <ФИО3> отказалась помогать ему их искать. Он решил убить <ФИО3>, для чего взял на кухне кухонный нож, вошел в спальню, где на диване лежала <ФИО3>, нанес той один удар ножом, целясь в лицо, и один удар в шею, от чего та потеряла сознание. Он перенес <ФИО3> в ванную комнату, где положил девочку в ванну. После этого он вернулся в спальню, собрал там постельное белье со следами крови и спрятал за диван, а затем вернулся в ванную комнату, где еще нанес удары ножом <ФИО3> Далее он включил воду, вышел из ванной комнаты, дверь ванной комнаты снаружи закрыл ножом на замок, чтобы ее сестра и мать, вернувшись домой, подумали, что та моется. Далее он пошел в кухню, помыл нож в раковине. В это время проснулся <ФИО5> и принес ему мобильный телефон «Самсунг Гелекси С3», который он решил похитить. Он достал из трюмо ключ от квартиры, вышел из квартиры, закрыл дверь на ключ и ушел. Нож он выкинул около дома, ключ от квартиры на момент задержания был у него при себе. Далее он проследовал на радиорынок, расположенный в районе Царицыно г. Москвы, где продал похищенный телефон, после чего он купил билет и направился в аэропорт, чтобы улететь в Кыргызскую Республику, однако, был задержан сотрудниками полиции.
При выяснения цели и мотива совершения убийства девочки, Жунусов Ч. А. подтвердил суду свои ранее данные показания о том, что по поведению <ФИО4> он стал понимать, что та ему изменяет и проводит время с другими мужчинами, и он от этого испытывал душевную боль, страдания, обиду, которые со временем переросли в злость не только к <ФИО4>, но и ко всем членам ее семьи, поскольку они видели ее поведение по отношению к нему и не делали ей замечаний, и уже на момент его переезда из квартиры он испытывал неприязненное отношение ко всем членам ее семьи. У него возникло желание отомстить <ФИО4> и членам ее семьи, чтобы они тоже страдали, но он не думал, как это сделать, и когда <ДАТА>, находясь в их квартире, в ответ на свою просьбу к <ФИО3> оказать ему помощь в поиске вещей он получил от нее небрежный ответ «Сам ищи», он «взбесился», т. к. это стало «последней каплей», и решил ее убить.
<ДАТА> в ходе проверки показаний на месте, как следует из соответствующего протокола, Жунусов Ч. А. в присутствии понятых дал в целом аналогичные показания об обстоятельствах совершения им убийства малолетней <ФИО3>, а также продемонстрировал свои действия, направленные на лишение ее жизни, указал место за диваном, где спрятал постельное белье, и место, где на улице в снег закопал нож, при этом белье в ходе проверки показаний на месте было обнаружено, тогда как нож обнаружен не был (т. 4 л. д. 49-54).
<ДАТА> в ходе проверки показаний на месте, как следует из соответствующего протокола и фототаблицы, Жунусов Ч. А. в присутствии понятых указал в <НАЗВАНИЕ> г. Москвы, где он продал за 3.000 руб. похищенный им мобильный телефон «Самсунг Гелекси С3» (т. 4 л. д. 56-60).
Суд отмечает, что каких-либо данных о том, что на первоначальном этапе расследования он был вынужден давать показания против самого себя, как и о наличии оснований для самооговора, не имеется.

Суд, проведя судебное следствие, исследовав показания подсудимого, потерпевшего и свидетелей, сопоставив их с другими доказательствами и материалами уголовного дела, приходит к выводу о доказанности вины подсудимого совокупностью собранных по делу и представленных суду доказательств, при этом, оценивая представленные доказательства, которые были получены в установленном законом порядке и признаются судом допустимыми, суд исходит из положений ст. 252 УПК РФ, устанавливающей пределы судебного разбирательства.

Из показаний потерпевшей ФИО1, данных суду, следует, что ранее она фактически проживала по адресу: <АДРЕС>, где на протяжении ряда лет ухаживала за Б., и помимо них также в квартире проживали дочери потерпевшей: младшая – <ФИО3> и старшая – <ФИО4> со своим четырехлетним сыном Э. Также у потерпевшей есть сын – <ФИО2>, который с ними не проживал, за два дня до происшествия купил себе за 8.000 руб. телефон «Самсунг Гелекси С3», который оставил в их квартире. Ей известно, что <ФИО4> общалась с подсудимым Жунусовым Ч. А., которого она знала под именем «Белек», и из материалов дела ей стало известно, что у него с ее старшей дочерью были близкие отношения. Потерпевшая подтвердила, что в конце *** года подсудимый около недели проживал в квартире вместе с ними, поскольку об этом попросила ее старшая дочь, затем она уехала в ***, а когда вернулась, Белека в квартире уже не было, и старшая дочь ей сказала, что тот однажды пришел взбешенный, собрал вещи и ушел. Утром <ДАТА> около 09.00 час. она и <ФИО4> уехали на рынок, дома остались <ФИО3> и Э., а когда вернулись домой между 11.00 час. и 12.00 час., она сразу обратила внимание на отсутствие постельного белья на спальном месте младшей дочери и шум воды в ванной, где позднее они обнаружили труп <ФИО3> в крови и с множественными ранениями. Э. тогда еще мало говорил, но сказал, что в квартире был Белек. Кроме того, она обнаружила пустую коробку от телефона своего сына, а самого телефона в коробке не было. В дальнейшем постельное белье <ФИО3> изъяли сотрудники полиции из-за дивана. Ей известно, что подсудимый ранее избил бывшего мужа <ФИО4>, при этом полагает, что поскольку Белек (Жунусов Ч. А.) и <ФИО4> не были женаты, у подсудимого не было оснований ее ревновать к другим мужчинам.
Из показаний потерпевшего ФИО2, данных суду, следует, что он проживал отдельно от своих сестер и матери, и <ДАТА> около 11.30 час. его мать <ФИО1> ему позвонила, и сообщила, что кто-то убил <ФИО3> Он приехал к ним, видел тело сестры. Об обстоятельствах общения старшей сестры с подсудимым ему не известно, но когда она просила его устроить подсудимого на работу, назвала того «мой парень». Также потерпевший подтвердил, что приобрел за 8.000 руб. телефон «Самсунг Гелекси С3», а когда позднее его включил, телефон медленно работал, тормозил, в связи с чем он сделал предположение, что телефон уже был в употреблении, попросил мать его поменять и оставил в ее квартире. Сообщил суду, что его заработок составляет 28.000 руб. в месяц, при этом на еду он тратит около 2.000 руб. в месяц, остальные деньги тратит на одежду и подарки девушке, а также сообщил, что ущерб в размере 8.000 руб. является для него значительным.
Из показаний свидетеля <ФИО4>, данных суду и оглашенных (т. 1, л. д. 179-182), следует, что она фактически проживала по адресу: <АДРЕС>, со своим сыном Э., матерью <ФИО1>, младшей сестрой <ФИО3> Летом *** года она познакомилась с подсудимым Жунусовым Ч. А., которого знала тогда как «Асанова Белека», она просила подсудимого напугать своего бывшего мужа, который ее избивал и требовал вернуться. Кроме того, она и Жунусов Ч. А. вместе проводили время, он встречал ее с работы, они гуляли в парке, встречались 3-4 раза в неделю, потом он переехал к ним в квартиру, т. к. ему негде было жить, они были друзьями. Примерно <ДАТА> года он не вышел на работу, на которую по ее просьбе подсудимого устроил ее брат, собрал свои вещи и ушел, ничего не сказав. Кроме того, свидетель подтвердила обстоятельства обнаружения <ДАТА> в квартире трупа <ФИО3>, сообщенные потерпевшей <ФИО1>
Из показаний свидетеля <ФИО6>, данных суду, следует, что он принимал участие в ходе проверки на месте показаний <ФИО3>, который добровольно рассказал об обстоятельствах совершения им убийства девочки, а также продемонстрировал свои действия, указал место за диваном, где спрятал постельное белье, и место, где на улице в снег закопал нож, при этом белье в ходе проверки показаний на месте было обнаружено с бурыми пятнами, похожими на кровь, но нож обнаружен не был. В ходе проверки показаний велась видеосъемка и был задействован манекен. Он и второй понятой подписали протокол, замечаний не было.
Из показаний малолетнего свидетеля Э, оглашенных судом, следует, что утром <ДАТА> он спал, а когда проснулся увидел друга своей матери – «Беку» (Жунусова Ч. А.), который пришел в квартиру, ударил ногой <ФИО3>, та заплакала, забежала в ванную и закрыла дверь, после чего Жунусов Ч. А. взял мобильный телефон, который купила бабушка, а также ключи, и ушел, а позднее вернулись его мама и бабушка (т. 1 л. д. 169-172).
Из показаний свидетеля <ФИО7>, оглашенных судом, следует, что он занимается розничной торговлей сотовых телефонов в павильоне <НАЗВАНИЕ>, где он днем <ДАТА> приобрел за 3.000 руб. у Жунусова Ч. А. мобильный телефон «Самсунг Гелекси С3», предварительно убедившись в его работоспособности, и вечером того же дня продал этот телефон (т. 1 л. д. 221-223).

Протокол осмотра места происшествия от <ДАТА> с план-схемой и фототаблицей отражает обстановку в квартире <АДРЕС>, результаты осмотра трупа <ФИО3> с явными признаками насильственной смерти, а также подтверждает обнаружение и изъятие различных объектов, в том числе фрагментов двери и обоев с веществом бурого цвета, смывов вещества бурого цвета со дна чаши ванной и из других мест, коробки от мобильного телефона «Самсунг Гелекси С3» (т. 1, л. д. 77-88, 90-104).
Протокол дополнительного осмотра места происшествия от <ДАТА> подтверждает обнаружение в квартире по указанному адресу и изъятие простыни и пододеяльника со следами вещества бурого цвета (т. 1 л. д. 105-108).
Заключение судебно-медицинской экспертизы подтверждает, что на трупе <ФИО3> были обнаружены прижизненные повреждения в виде ран, указанных в обвинении Жунусова Ч. А., квалифицирующиеся каждая в отдельности как причинившие тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, в совокупности закономерно осложнившиеся массивной кровопотерей и состоящие в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти <ФИО3> на месте происшествия, а также колото-резаная рана живота, проникающая в брюшную полость без повреждения внутренних органов, квалифицирующаяся как тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека; колото-резаная рана мягких тканей лица, колото-резаная рана живота и колото-резаная сквозная рана левого плеча, квалифицирующиеся как легкий вред здоровью, не опасный для жизни; резаные раны лобной области справа, левой кисти, ногтевой фаланги 3-го пальца правой кисти, ссадины шеи справа, левого плеча (по одной), а также кровоподтек лобной области слева, квалифицирующиеся как не причинившие вреда здоровью. Кроме того, заключение содержит выводы о том, что выявленные колото-резанные раны возможно были причинены одним колюще­-режущим предметом (т. 2 л. д. 4-46).
Заключения ряда судебных молекулярно-генетических экспертиз подтверждает, что на изъятых в ходе осмотров места происшествия смывах вещества бурого цвета, фрагментах обоев и двери, а также простыне и пододеяльнике, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от <ФИО3> (т. 2 л. д. 51-67, 72-84, 96-110).
Заключение судебной трасологической экспертизы свидетельствует о том, что следов воздействия постороннего предмета на цилиндрованном запирающем механизме входной двери, изъятом в ходе осмотра места происшествия, не обнаружено (т. 2 л. д. 115-116).
Протоколы выемок подтверждают изъятие одежды трупа <ФИО3> в танатологическом отделении, а также изъятие у Жунусова Ч. А. предметов одежды и ключа с брелоком (т. 3 л. д. 20-22, 25-28).
Согласно заключению судебной криминалистической экспертизы, на предметах одежды Жунусова Ч. А. обнаружены хлопковые волокна общей родовой принадлежности с волокнами, образующими предметы одежды <ФИО3>, тогда как на предметах одежды <ФИО3> обнаружены хлопковые волокна общей групповой принадлежности с волокнами ткани джинсов Жунусова Ч. А. (т. 2 л. д. 161-175).
Протоколы осмотров отражают индивидуальные особенности изъятых в ходе осмотров места происшествия тампонов со смывами, фрагмента обоев и фрагментов двери, запирающего механизма входной двери, простыни и пододеяльника, предметов одежды <ФИО3> и Жунусова Ч. А., и изъятого у него ключа с брелоком (т. 3 л. д. 1-9).
Протокол предъявления предмета для опознания свидетельствует об опознании потерпевшей ФИО1 изъятого у Жунусова Ч. А. ключа с брелоком как принадлежащих <ФИО4> (т. 3 л. д. 45-48).
Протокол осмотра отражает содержание ДВД – диска, полученного из УВД по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве, с видеозаписями камер наружного видеонаблюдения, установленной по адресу: <АДРЕС>, и содержит сведения о том, что <ДАТА> ФИО1 и <ФИО4> в <ВРЕМЯ>вышли из указанного подъезда, и в <ВРЕМЯ> вернулись (т. 3 л. д. 80-89).
Копия свидетельства о рождении подтверждает, что <ФИО3> родилась <ДАТА>года (т. 1 л. д. 128-130).
Протокол выемки подтверждает изъятие у ФИО2 товарного чека №*** о приобретении им мобильного телефона марки «Самсунг Гелекси С3» за 8.000 руб., протокол осмотра отражает индивидуальные особенности изъятого чека (т. 3 л. д. 67-72).
Протокол осмотра отражает индивидуальные особенности изъятой в при осмотре места происшествия коробки от мобильного телефона «Самсунг Гелекси С3», внутри которой были обнаружены зарядное устройство и наушники (т. 3 л. д. 12-14).
Протоколы выемки и осмотра подтверждают изъятие у свидетеля <ФИО7> карты памяти с видеозаписями с камеры наблюдения помещения павильона <НАЗВАНИЕ>, содержащей запись посещения этого павильона Жунусовым Ч. А. <ДАТА> (т. 3 л. д. 95-111).
Иные представленные стороной обвинения доказательства не несут доказательственного значения.

Суд не усматривает нарушений УПК РФ, допущенных в ходе предварительного следствия, влекущих признание недопустимыми доказательств, положенных в основу настоящего приговора. Суд не усматривает нарушений прав подсудимого, предусмотренных Конституцией России и УПК РФ, в том числе права на защиту.
У суда в целом нет оснований не доверять показаниям Жунусова Ч. А. об обстоятельствах совершения им убийства <ФИО3> и хищения из квартиры мобильного телефона.
Показания Жунусова Ч. А. об обстоятельствах, имеющих значение для дела, подтверждаются показаниями потерпевших ФИО1 и ФИО2, а также показаниям свидетелей <ФИО4> и <ФИО6> и оглашенными показаниями свидетеля <ФИО7>, поскольку они дополняют друг друга и согласуются как между собой, так и со всей совокупностью представленных стороной обвинения доказательств, не опровергнутых стороной защиты, в том числе с протоколами осмотров и заключениями проведенных экспертиз, которым также нет оснований не доверять, при этом не установлено обстоятельств, указывающих на возможность оговора кем-либо подсудимого, как не установлено и обстоятельств, указывающих на чью-либо заинтересованность в его привлечении к уголовной ответственности.

Оценивая показания свидетеля Э, суд учитывает, что на момент рассматриваемых событий и на момент производства допроса ему не исполнилось четырех лет, в силу чего доверяет его показаниям лишь в той части, в которой они согласуются с остальными представленными суду и исследованными доказательствами.

Органом предварительного расследования действия Жунусова Ч. А. были квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. п. «в, и» и ст. 161 ч. 1 УК РФ.
Государственный обвинитель в ходе прений просил квалифицировать действия Жунусова Ч. А. по ст. 105 ч. 2 п. п. «в, и» и ст. 158 ч. 1 УК РФ, мотивируя тем, что для убийства малолетней <ФИО3> подсудимый использовал малозначительный повод, и тем, что несмотря на присутствие в квартире малолетнего Э, последний, в силу своего возраста, не мог осознавать, что совершается хищение.

Разрешая вопрос о квалификации действий подсудимого, суд отмечает, что в предмет доказывания по настоящему уголовному не входит выяснение морально-этических аспектов предшествующих взаимоотношений между подсудимым и старшей сестрой погибшей – <ФИО4>, как не входит и установление наличия или отсутствия у него оснований для высказывания каких-либо подозрений в ее адрес, вместе с тем достоверно установлено и не оспаривается сторонами тот факт, что еще за несколько дней до совершения рассматриваемых преступлений у подсудимого сформировалась стойкая личная неприязнь к <ФИО4>, и, с учетом выводов экспертов об индивидуально-психологических особенностях личности Жунусова Ч. А., установленных в ходе проведенной стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, у суда есть достаточные основания полагать, что со временем его неприязнь к <ФИО4> распространилась и на других членов ее семьи, в том числе на малолетнюю <ФИО3>, в связи с чем нет оснований считать, что причиной убийства послужил лишь отказ погибшей в оказании подсудимому помощи найти вещи, и с учетом давнего знакомства всех участников событий между собой и длительности развития рассматриваемой ситуации, суд убежденно приходит к выводу об отсутствии в действиях подсудимого хулиганского мотива, а значит необоснованности его обвинения в части п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
При решении вопроса о направленности умысла Жунусова Ч. А., суд исходит из совокупности всех обстоятельств им содеянного, учитывает способ и орудие совершения убийства ребенка, а также характер и локализацию причиненных телесных повреждений, а именно то, что он нанес <ФИО3> многочисленные удары ножом, в том числе в области расположения жизненно важных органов, в частности, в область сердца, в связи с чем приходит к выводу о том, что его умысел был направлен на лишение ее жизни.
В оценке действий Жунусова Ч. А., связанных с хищением телефона, суд соглашается с позицией государственного обвинителя, в том числе с учетом показаний потерпевшего об уровне и распределении его доходов, а также учитывает, что несмотря на возникшие у потерпевшего Жунусова И.Ч. сомнения в полноценности телефона, который последний приобретал как новый, работоспособность телефона была проверена свидетелем <ФИО7>, а сумма в размере 8.000 руб., израсходованная потерпевшим на приобретение этого телефона, подтверждена чеком, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что стоимость похищенного подсудимым имущества определена ошибочно.
На основании совокупности всех исследованных обстоятельств, суд приходит к выводу о том, что Жунусов Ч. А. сначала совершил убийство, то есть причинение смерти малолетней <ФИО3>, после чего, находясь в той же квартире, совершил тайное хищение телефона, принадлежащего <ФИО2>, который в тот же день продал <ФИО7>, и при таких обстоятельствах квалифицирует действия подсудимого Жунусова Ч. А. по ст. 105 ч. 2 п. «в» УК РФ – как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, малолетнему, и по ст. 158 ч. 1 УК РФ – как кражу, то есть тайное хищение чужого имущества.
Судом изучено психическое состояние подсудимого.
Заключение стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы свидетельствует о том, что Жунусов Ч. А. хроническим психическим расстройством, слабоумием и иным болезненным состоянием психики, которое бы лишало его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает в настоящее время; в период, относящийся к совершению инкриминируемых ему деяний он также не обнаруживал признаков какого-либо временного психического расстройства, и мог в полной мере, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими; в применении принудительных мер медицинского характера не нуждается, при совершении инкриминируемого убийства в состоянии аффекта не находился. При этом выявленные у него индивидуально-психологические особенности, а именно: черты личностной незрелости, обидчивость, внутренняя уязвимость, тенденция к фиксации на эмоционально окрашенных личностно значимых событиях, мстительность, легкость возникновения неприязненного отношения к окружающим в конфликтных ситуациях при несогласии с его мнением по личностно значимым для него вопросам, вспыльчивость в ситуациях, затрагивающих его самооценку, распространение негативного отношения на широкий круг объектов (или субъектов), связанных с объектом фрустрации, нашли отражение в поведении Жунусова Ч. А. в ситуации правонарушения, однако существенного влияния на его сознание и деятельность не оказали, его саморегуляция не была нарушена (т. 2 л. д. 197-202).
У суда нет никаких оснований сомневаться в компетентности членов экспертной комиссии, а также в данных ими заключении, которое научно обосновано и убедительно аргументировано, исследования проводились при участии Жунусова Ч. А., с предоставлением экспертам материалов дела, в связи с чем их выводы суд признает правильными.
Учитывая изложенное и принимая во внимание, что подсудимый в судебном заседании ведет себя адекватно, активно защищается и сомнений в его психическом состоянии не возникает, суд приходит к выводу о том, что Жунусов Ч. А. может и должен нести ответственность за совершенные преступления, которые совершил в состоянии вменяемости и, в соответствии со ст. 19 УК РФ, подлежит уголовной ответственности.

Назначая Жунусову Ч. А. наказание, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, влияние назначаемого наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, а также данные о его личности, в том числе возраст, семейное положение, имеющиеся сведения о состоянии здоровья подсудимого, который ранее не судим, официально не трудоустроен, на учете у психиатра и нарколога не состоит, по месту жительства в Республике Кыргызстан характеризуется положительно (т. 4 л. д. 116-117, 119-130, 138-145).
К обстоятельствам, смягчающим наказание Жунусова Ч. А., суд, в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, относит активное способствование расследованию преступления, и в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ, относит факт признания им причинения смерти <ФИО3> и хищения телефона, раскаяние в содеянном, положительные характеристики, а также длительное содержание под стражей в условиях следственного изолятора.
Судом не установлено каких-либо иных обстоятельств, смягчающих наказание подсудимого, как и обстоятельств, его наказание отягчающих.
С учетом изложенного суд пришел к убеждению, что исправление и перевоспитание Жунусова Ч. А., совершившего особо тяжкое преступление и преступление небольшой тяжести, невозможно без изоляции от общества, суд также убежден, что целям, предусмотренным ч. 2 ст. 43 УК РФ, и, прежде всего, цели предупреждения совершения им новых преступлений, отвечает назначение ему за совершение преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. «в» УК РФ, наказания в виде реального лишения свободы, с учетом требований ст. 58 УК РФ, при этом местом отбывания наказания суд определяет ему исправительную колонию строгого режима, а время, в течение которого он находился под стражей до постановления настоящего приговора, засчитывает в срок отбытия наказания, принимая при этом во внимание, что фактически он был задержан <ДАТА> (т. 4, л. д. 9-10, 26-28). При этом исходя из того, что Жунусов Ч. А. является иностранным гражданином, оснований для назначения ему дополнительного наказания в виде ограничения свободы не имеется.
За совершение преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 1 УК РФ, с учетом положений ч. 1 ст. 56 УК РФ, суд полагает необходимым назначить ему наказание в виде исправительных работ.
Суд принимает во внимание фактические обстоятельства содеянного и степень общественной опасности, не усматривает предусмотренных ч. 6 ст. 15 УК РФ оснований для изменения категории совершенного особо тяжкого преступления на менее тяжкую, а также суд не усматривает каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами совершения подсудимым обоих преступлений, которые бы существенно уменьшали степень общественной опасности им содеянного, в связи с чем оснований для применения ст. ст. 64, 73 УК РФ не имеется.
Поскольку Жунусов Ч. А. осуждается к реальному лишению свободы, суд приходит к выводу о необходимости оставления без изменения ранее избранной в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу в целях обеспечения его исполнения.

Потерпевшей ФИО1 в связи с потерей ребенка заявлен гражданский иск к Жунусову Ч. А. о компенсации морального ущерба в размере 1.000.000 руб., потерпевшим <ФИО2> в связи с хищением его телефона заявлен гражданский иск к Жунусову Ч. А. о взыскании материального ущерба в размере 8.000 руб.
С учетом доказанности вины подсудимого, исходя из принципов разумности и справедливости, и того обстоятельства, что от наступивших последствий потерпевшая ФИО1 испытывала и продолжает испытывать моральные и нравственные переживания, обусловленные потерей близкого человека, суд приходит к выводу о том, что ее исковые требования о компенсации морального вреда в испрашиваемом размере подлежат удовлетворению в полном объеме.

Гражданский иск потерпевшего ФИО2 о возмещении ему материального ущерба, связанного с хищением у него имущества на сумму 8.000 руб., подтвержденную документально, суд также удовлетворяет в полном объеме, поскольку данная сумма ущерба установлена в судебном разбирательстве исследованными доказательствами.

Кроме того, на основании ст. 81 УПК РФ суд разрешает вопрос о судьбе вещественных доказательств по делу, в том числе с учетом мнений потерпевших.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307-309 УПК РФ, суд
П Р И Г О В О Р И Л:
Признать Жунусова Ч. А. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 158 УК РФ, и назначить ему наказание
по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ в виде лишения свободы на срок 16 (шестнадцать) лет;
по ч. 1 ст. 158 УК РФ в виде исправительных работ на срок 4 (четыре) месяца, с удержанием 10% из заработка в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, и с учетом положений ст. 71 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить Жунусову Ч. А. наказание в виде лишения свободы на срок 16 (шестнадцать) лет 01 (один) месяц.
Местом отбывания Жунусовым Ч. А. наказания в виде лишения свободы определить исправительную колонию строгого режима.

Меру пресечения Жунусову Ч. А. до вступления приговора в законную силу оставить прежней – заключение под стражу, срок наказания исчислять с 15 января 2018 года.
Зачесть в срок отбытия Жунусовым Ч. А. наказания время содержания его под стражей с <ДАТА> по <ДАТА>, а также день его фактического задержания – <ДАТА>.

Взыскать с Жунусова Ч. А. в пользу ФИО1 1.000.000 (один миллион) руб. в счет компенсации морального вреда.

Взыскать с Жунусова Ч. А. в пользу <ФИО2> 8.000 (восемь тысяч) руб. в счет возмещения материального ущерба.

Вещественные доказательства:
- диск с записью камеры видеонаблюдения подъезда по адресу места происшествия, карту памяти с записью камеры видеонаблюдения торгового павильона, а также товарный чек на похищенный мобильный телефон, находящиеся в материалах уголовного дела – хранить при деле;
- картонную коробку из-под мобильного телефона марки «Самсунг Гелекси С3», с находящимися в ней зарядным устройством и наушниками, хранящуюся в камере хранения вещественных доказательств СУ по ЮВАО ГСУ СК России по г. Москве – после вступления приговора в законную силу возвратить по принадлежности потерпевшему <ФИО2>.;
- вещи и предметы Жунусова Ч. А. (джинсы, шапку, джемпер, куртку, а также мобильный телефон «Nokia»), находящиеся в камере хранения вещественных доказательств СУ по ЮВАО ГСУ СК России по г. Москве – после вступления приговора в законную силу возвратить по принадлежности осужденному Жунусову Ч. А.;
- 2 деревянных фрагмента двери, фрагмент обоев, цилиндрованный запирающий механизм замка, смывы, простынь, пододеяльник, а также вещи <ФИО3> (блузку, бюстгальтер, брюки-легинсы, трусы) и ключ с брелоком, находящиеся в камере хранения вещественных доказательств СУ по ЮВАО ГСУ СК России по г. Москве – после вступления приговора в законную силу уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти суток со дня его провозглашения, а осужденным – в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи осужденным апелляционной жалобы, а также вручения ему копии апелляционного представления государственного обвинителя (прокурора) или жалобы потерпевшего, осужденный вправе в течение 10 суток с момента получения копии приговора, представления или жалобы ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.


Председательствующий судья А. Е. Рыбак

Приговор по части 2 статьи 105 УК РФ - судебная практика в Москве по ч 2 ст 105 УК РФ

Comments System WIDGET PACK